Новости

О вагонах и кризисе в промышленности

Минифраструктуры продолжает удивлять. Второй раз в этом году министерство вернулось к теме ограничения сроков эксплуатации грузовых вагонов. В первом полугодии от этой непродуманной идеи отказались из-за возмущения бизнеса. Тогда промышленники аргументировали, что такая инициатива в нынешних реалиях приведет к масштабному кризису в промышленности и заблокирует экспортные поставки. Сегодня МИУ снова предлагает ограничить срок эксплуатации вагонов 22 годами, причем проект соответствующего приказа был разработан без консультаций с бизнесом.

Мне не понятна логика данной инициативы. Например, в США вагоны старше 50 лет подлежат списанию. Здесь все понятно, ведь 50 лет - это не 22 года. В Евросоюзе и вовсе нет понятия списания вагонов по возрасту. Тут каждый вагон служит до тех пор, пока позволяет его техническое состояние. Логика европейцев также понятна: зачем тратить лишние деньги на утилизацию и производство вагонов, если они годны к работе. А вот в чем логика украинских чиновников от транспорта, не совсем понятно. Кто и почему решил, что вагоны старше 22 лет являются непригодными.

Впрочем, если посмотреть на экономическую сторону вопроса, становится понятно, кто может стоять за указанной инициативой Мининфраструктуры. По оценке экспертов, реализация приказа МИУ приведет к списанию 75 тыс исправных вагонов. Произвести такое количество сразу не получится, на это потребуется не менее пяти лет при условии, что вагоностроительные заводы на 100% будут обеспечены финансированием. Последнее обстоятельство кажется маловероятным, ведь на производство такого количества вагонов нужно как минимум 75 млрд грн. Таких денег нет ни у государства, ни у находящейся в тяжелом финансовом состоянии «Укрзализныци».

Искусственный дефицит грузовых вагонов, которого настойчиво добивается МИУ, приведет к резкому удорожанию стоимости пользования вагонами. Эти затраты прямо лягут на себестоимость всех перевозимых грузов, что приведет к подорожанию основных продуктов питания и товаров первой необходимости. Больше всего от высоких цен пострадают малообеспеченные граждане. Оставшись без вагонов, экспортеры не смогут выполнять экспортные контракты. Часть производств придется остановить, из-за этого упадут налоговые поступления в бюджет и поступления валютной выручки.

Знает ли Мининфраструктуры о том, что создает подобные риски для экспортеров и экономики? Уверен, что знает, но все равно пытается протолкнуть проект приказа об ограничении службы вагонов. Предполагаю, что единственным логическим объяснением такого рвения чиновников может быть лишь попытка «выслужиться» перед собственниками частных вагоностроительных заводов, которые таким образом хотят получить многомиллиардные заказы. Этого нельзя допустить: граждане и бизнес не готовы платить столь высокую цену за откровенную коррупцию в МИУ.

Сергей Магера, народный депутат Украины
Made on
Tilda